Алатиэль
There are few things more transparently undignified in this world than a drinker making an effort to appear sunny and energetic in order to prove to the world that he is innocent of a hangover. (c) Stephen Fry, "The Hippopotamus"
прошедшие два дня перенасыщены людьми и запомнившимися моментами:
Саня, который пришел к нам в ресторан с охапкой раз, каждой барышне - по три штуки;
ПалСаныч, дарящий мне фигурки Кутузова и Наполеона с комментарием, что один властвовал пространством и временем, а другой - силой и скоростью, мне же подвластны все четыре;
наш с ПалСанычем разговор о том, как во мне уживаются позиция человека (отраженная в интервью) и позиция самки (наблюдаемая сейчас), и хорошо это или нет, и мешает ли мне это;
некое заведение под названием "пурга", где мы - неожиданно! встречаем новый год;
я так не отрывалась под музыку фиг знает сколько, мы были все мокрые и у меня кружилась голова;
едем дальше, фраза, брошенная в трубку: "мы встретили новый год, едем на крышу мира";
та самая "крыша мира", куда надо обязательно прийти еще, такое абсолютно закрытое место для своих;
под дождем я бегу через камергерский, прикрываясь цветами, и оказываюсь в совершенно другой компании;
я снова в Реутове, выигрываю в приставку у четырех ребят, чем в тот момент ужасно горжусь;
далее происходит какой-то бред, но ложимся мы уже когда светит солнце;
все здорово, наверное.








я выгоняю себя из дома в надежде, что постоянное общение с людьми прекратит те странные процессы, что происходят сейчас в моей голове... однако стоит замереть хотя бы на секунду - как все возвращается.
теперь оно всегда со мной - ощущение какой-то не то изломанности, не то разобранности... и что с этим делать, ума не приложу.